Если к вам привязали дух покойника.



Есть порча, которую среди мастеров называют поразному; "Привязка", "Привязка к мертвецу", "Сдвоенность духов" и так далее.

Люди, страдающие от такой порчи, периодически видят потусторонних духов (мертвых людей) или чувствуют их присутствие. Причем покойники беседуют с ними, подсказывают, что делать, указывают, приказывают.

Послушаем одну женщину:

"...Они появляются, я их не вижу, но слышу. Иногда ощущаю прикосновения и щипки. Вот, смотрите, синяки. Они могут меня разбудить утром, говоря: "Вставай, проспишь на работу". И действительно, гляжу на часы - давно пора подниматься.

Недавно они мне сказали: "Не ходи на работу, скользко на улице, упадешь еще, сломаешь руку". Я пошла и упала, и теперь у меня гипс на руке.

Иногда они исчезают на неделю, месяц, полгода, а потом также неожиданно появляются. Я никому не говорю об этом, а то запросто упрячут в дурдом. Да и понятно, кто такому поверит. Я понимаю, что разные "голоса" слышат ненормальные люди. Я не хочу попасть в психушку. Но вы бы знали, какая мука все это терпеть! Как все это страшно! Боже мой, помогите мне, пожалуйста".

А вот трагическое письмо от уже умершего человека. Его мне принесла сестра покойного Вера Петровна С. С ее согласия я публикую это письмо.

"Дорогие мои! Я никогда бы не мог додуматься до того, что мне пришлось испытать в своей жизни. И что закончу свою жизнь самоубийством, я тоже не мог предположить. Мама и ты. Вера, простите

меня за горе, которое я вам принесу своей смертью. Мама, ты этого не заслужила. Родная, прости меня, но нет больше сил это терпеть. Вот уже год, как я живу в неподдающемся объяснению кошмаре. Поверьте мне, я нормальный человек, я не псих, который слышит потусторонние голоса. Голоса я слышу, но разум мой здоров. А началось все с кладбища...

Помните, прошлым летом меня соблазнили калымом? Я копал могилы. Неприятно? Да! Но от этого разум не теряют. Я понимал, что моя работа необходима. Всем когда-нибудь потребуется такая услуга. Работали мы вчетвером. Пока рыли могилы, травили анекдоты или же говорили о чем-нибудь.

Но вот подошел тот роковой день. Я все отлично помню. С утра было очень тепло. Мы дорыли яму и отдыхали. Сашка с Сережкой пошли в сторожку узнать, где еще предстояло копать. Я остался сторожить лопаты. Четвертый парень в этот день не вышел на работу. Мимо меня проходила бабка, в сумке у нее что-то бренчало. Я решил, что она из тех, кто на кладбище собирает бутылки. Бабка подошла и спросила:

- Кому роете домик?

Я устал, хотелось пить, бабка меня раздражала. "Задаст пару вопросов для отвода глаз, а потом начнет клянчить деньги", - подумал я и сказал, чтобы она топала отсюда и поскорее.

Бабка, не ответив, начала пристально вглядываться в меня. Тогда я еще больше разозлился и выматерился.

Неожиданно бабка выставила вперед руку (так обычно делают рога на гусей) и сказала:

- Душа твоя, как у злой собаки. Не знаешь людей, не лай! Будешь ты, парень, плакать и кончишь веревкой. Скоро сам в такую яму ляжешь.

Сказала она это и ушла. Я ей вслед говорил что-то грубое, но она не обернулась.

Тут я подумал: где же это ребята так долго шарятся, жрут, наверное. А я здесь как дурак один сижу! И вдруг слышу голос:

- Не один ты, а со мной. Оглядываюсь - поблизости никого нет.

- Почудилось, - мелькнуло у меня в голове. В ту же минуту голос сказал:

- Нет, не почудилось, это я с тобой. Я возьми и вслух скажи:

- А ты кто?

- Я Иван, меня вчера схоронили. Понимаю, что делаю глупость, но снова спрашиваю вслух:

- А фамилия как?

- Фролов,..- был ответ.--

Мне стало страшно. Думаю, совсем я чокнулся, сам с собой разговариваю, кто услышит, засмеет. А голос говорит:

- Сейчас Сашка придет и пойдете бабе яму рыть, а Володька ваш за пивом побежал.

Я зажмурился и не шевелюсь. Боюсь, понимаете. Тут подходит Сашка и говорит:

- Вовка за пивом дунул. Пойдем, Бугор дал задание вон там у рощи вырыть яму (избегали слова "могила" и всегда говорили "яма").

Я Саньку спрашиваю:

- Не знаешь, для кого яму заказали?

- Для женщины, говорят, - ответил Сашка. В тот день голос больше не давал о себе знать. Утром я проснулся от того, что ощутил сильный толчок в спину и услышал:

- Вставай, время семь часов, проспишь ведь. Голос был тот же самый, и я по инерции спросил:

- Это ты, Иван? Он ответил:

- Я, кто же еще?

Когда я завтракал, ясно слышал, как он сплюнул и сказал:

- Жрешь ты, парень, ну как свинья. Перед кладбищем, то есть перед работой, голос сказал:

- Ладно, копай, только не халтурь. Плохо, когда тесно.

И тут я спросил:

- Как, говоришь, твоя фамилия?

-Фролов, - был ответ.

Я летел в сторожку, как на крыльях. Схватил регистрационный журнал и, действительно, среди восьми человек, похороненных три дня назад, нашел Ивана Фролова. Посмотрел, в каком квартале и под каким номером могила, и пошел ее искать. Нашел. Стою и рассматриваю фотографию. Тут опять голос Ивана раздается:

- Я всегда на фото хуже получался, чем на самом деле.

Не задумываясь уже о том, что делаю, спрашиваю его, от чего он умер. Ответ был - по пьянке. Я ему говорю, что смерть не из лучших, а он мне отвечает, что у меня будет не лучше, я, мол, вообще, задавлюсь.

Оказался я как зверь в клетке: и дома не мог находиться и на кладбище страшно было появляться. Однажды решился и пошел к невропатологу. Тот меня выслушал и выписал талон к психиатру. Вижу, не верят мне, в дурдом упекут. Не пошел я к врачу. Пытался рассказать о своей беде знакомым. Те от меня как от зачумленного шарахались. Кто-то считал, что я шутки вздумал шутить, другие советовали, чтобы я лучше помалкивал, что тут, мол, психушкой пахнет...

Наконец я понял, что больше не могу его терпеть рядом с собой, а еще до меня дошло, что это та бабка втравила меня в ад.

Наверное, не нужно мне писать это письмо. Оно большое, глупое, как исповедь, от которой нет проку, только одна надежда.

Я надеюсь, что вы поверите мне, перед смертью ведь не лгут... Иван сидит напротив, я его не вижу, но я слышу. Он говорит, что мне не на что рассчитывать:

- Если порвешь это письмо, то тебя хоть будут считать нормальным. А прочтут его, то так и останешься в их памяти тронутым. Порви!

Если бы не его указ, я, может, и порвал бы, но оставляю письмо ему назло. Потому что это он виноват в моей смерти. Целую вас всех и обнимаю.

Р.S Иван сказал, что через месяц у вас сдохнет кобель Цезарь. Я думаю, когда его слова сойдутся, вы все-таки удостоверитесь в моей правоте..."

Женщина, принесшая письмо, сказала, что через месяц после похорон у них действительно умерла собака по кличке Цезарь...

"Прицепить" мертвых к живому-куда легче, чем "отцепить". Конечно же, в каждом случае свой подход к работе. Избавляющий обряд проводят, исходя из того, как произошла подцепка.

Вот один способ "отцепить" от себя мертвого. Попробуйте разговорить дух перед церковной службой, в 12 часов дня. Если вам это удастся, то, находясь в контакте, поставьте на стол свечу и обойдите ее трижды, говоря при этом:

Господь везде!
Господь в душе!
Господь иконой на стене!
Господь в дверях!
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.


Вы не выпустите духа этим заклинанием, пока не захотите произнести:

Господь на небе

Но и до этих слов вы начинаете действовать, то есть отцепляться от мертвого, отправляя его туда, где его место.
А еще прежде сделайте так. Смотрите на пламя свечи и говорите:

Всемогущий Боже, Составляющий жизнь мира И владычествующий над четырьмя частями Этого Великого Тела. Силой и свойствами четырех букв Своего Имени осени и благослови эту свечу. Как Ты благословил плащ Илии и руку Елисея.

Как Ты сказал: кто за Мной, Того Я защищу.

Крылом своим осенит Он тебя, По перья Его возложишь ты свою надежду так, как щит. Господь на небе. Аминь.


Догоревшие свечи (остатки) отнесите в церковь.