Проданная порча.



Из письма: «...боюсь, что мое письмо будет большим и вы его не дочитаете. Но невозможно рассказать о том, что произошло в моей судьбе. Ради Бога, дочитайте письмо и ответьте мне, иначе я просто сойду с ума.

О таких людях, как я, обычно говорят: "баловень судьбы". И это правда. Оглядываясь на свою прошлую жизнь, я не могу вспомнить ни одного печального дня. Мне повезло с самого рождения. Моя мама вышла замуж за пожилого, но очень одаренного и богатого человека. Мой отец безумно любил мою мать, и когда она меня родила (по ее рассказам), все комнаты нашей огромной квартиры были завалены розами и дорогими подарками. В то время, когда в стране были повсюду очереди за продовольствием, наша прислуга объедалась икрой и деликатесами. Для нас не было закрытых дверей. Я получила отличное образование.

Папа понимал, что с его смертью все может для нас с мамой измениться. И он предпринял меры. Мы эмигрировали за границу. Вскоре родители позаботились о моем замужестве. Счастье и тут сопутствовало мне. Мой муж Стив был добрым и веселым человеком. Работа дипломата соответствовала его характеру, он со всеми находил общий язык, и у меня появилось много интересных знакомых, влиятельных и именитых.

Шло время. Однажды мы с мужем заговорили о покупке дома. Его и мои родители хотели сделать нам подарок. Мы должны были подобрать дом по своему усмотрению, а они (родители) оплатить наш выбор. По-моему, это был третий вариант из тех домов, что мы посмотрели со Стивом. В этот раз я поехала смотреть дом одна. Еще не войдя в парадную, я страстно захотела иметь именно этот дом. Внешний вид дома был безупречен, именно такой, о котором я всегда мечтала. Войдя в дом, я окончательно поняла, что куплю этот дом. Сопровождал меня при осмотре дома человек, который работал у хозяйки этого дома. Узнав, что я пришла смотреть дом с целью его покупки, он сказал, что покажет мне весь дом, затем со мной поговорит сама хозяйка.

Чем больше я его осматривала, тем больше желала этот дом. Он был огромен. В нем было три бассейна, много спален, чудесные камины, летний сад внутри и под крышей. Я не стану перечислять все имевшееся в этом доме. Просто к концу путешествия по дому я стала думать, что он, пожалуй, будет очень дорог. Наконец меня привели к хозяйке дома, она лежала в постели. Я слегка опешила, но потом поняла, что хозяйка больна и, видимо, совсем не встает. Я присела в предложенное кресло, и мы стали разговаривать. Вместо того чтобы говорить о цене дома, больная начала спрашивать меня, кто я, откуда, с кем и как живу. Узнав, что мы эмигранты из России, она как бы насторожилась, и я решила, что ее следует успокоить, чтобы не сорвать покупку. Я заверила ее, что мы не беженцы, не политические переселенцы, и чтобы она совсем успокоилась на мой счет, стала рассказывать ей, что в моей жизни все замечательно. Что, наверное, в природе таких счастливых и здоровых людей бывает очень и очень мало. Я рассказывала ей о своей жизни, а она внимательно и жадно слушала меня.

— За какую сумму вы сможете приобрести мой дом? — в конце концов спросила она меня.

— За разумную. Дом ваш неплохой, но если цена будет слишком высокой, то, конечно, мы не будем покупать этот дом,— закончила я с замиранием сердца.

Хозяйка задумалась. Казалось, она совершенно забыла обо мне. Я видела, как сильно трясутся у нее руки и голова.

— Боже, какая она больная,— думала я. И стала вспоминать название болезни. "Паркинсон" крутилось у меня в голове, но я не решилась спросить ее, чем она больна. И тут хозяйка сказала:

— Я возьму с вас за дом мало, так как больна и вряд ли долго проживу, а родных у меня нет. Но у меня есть условие: дом должен быть куплен лично вами, а не через посредников. И еще: только ваша подпись будет стоять в купчей после моей.

Я не удивилась этому условию, видимо, бабуся боится иметь дело с мужчинами, опасаясь обмана, и поэтому считает, что безопаснее иметь дело с женщиной.

Когда я услышала от хозяйки цену за дом, то решила, что ослышалась или не так поняла. Но она подтвердила, сказав еще раз, что родни у нее нет, а врачи не высказывают оптимизма в отношении того, сколько ей осталось жить.

Боясь, что хозяйка передумает или же ей подсунут других покупателей, а еще хуже она возьмет и умрет, я решила с покупкой не тянуть. На вопрос, когда мы сможем произвести расчет и подписать купчую, она сказала:

— А вот тут будет еще одно, но обязательное условие. Все купчие дела мы будем делать ночью, так как моя странная болезнь усугубляется в течение дня и только ночью я чувствую себя намного легче. Если ддя вас это условие неприемлемо, то извините и до свидания,— добавила хозяйка моего будущего дома.

Я молча смотрела на нее и думала, а вдруг у нее что-то с головой, но отказаться от дома я уже не могла, тем более что он достается почти даром. "Нет уж,— думала я,— может, она и ненормальная, но я-то нормальная". И пообещала ей подъехать ночью в три часа, как она и просила. Я была готова на все, чтобы заполучить этот шикарный дом. За границей жизнь течет ночами не менее оживленно, чем днем, я взяла такси и поехала. Войдя в спальню хозяйки, я опешила: повсюду горели свечи. Хозяйка сидела в подушках. "Чокнутая",— подумала я, но спрашивать ни о чем не стала, торопила события.

Когда мы подписали документы, хозяйка вдруг скороговоркой сказала, что-то типа: "Свое отдаю, твое заберу" или "Свое отдаю, а твое беру". Точно я не поняла.

— Что вы сказали? — спросила я ее.

Она кисло улыбнулась и ответила:

— Сказала, что продала тебе все, что хотела.

И я больше об этом не думала. Мы договорились, что через неделю я могу въезжать в купленный дом. Потом мы переехали, и я неожиданно заболела. Никогда раньше я не болела и не знала, что мое здоровье может вот так куда-то испариться в одночасье. Врачи меня лечили всем подряд, но мне становилось только хуже. Здесь, за границей, развита экстрасенсорика, но экстрасенсы от меня шарахались. Я стала похожа на вешалку, худая и безликая, как палка. Пыталась ездить по курортам, но все без толку.

В Болгарии нам посоветовали поехать к Ванге. Может, вы слышали о ней? Она слепая. Кстати, ее уже нет, она умерла. Так вот, она мне сказала:

— Ты купила чужую болезнь у смертельно больного человека. Ты покупала дом?

— Да,— сказала я.

— Вот и купила себе погибель.

— Что теперь делать? — задала я ей вопрос.

— Продай дом и сожги деньги или же раздай их,— ответила Ванга.

Стив мне, конечно, этого не разрешил. Мне очень плохо, все тело у меня трясется. Я ничего не могу делать руками. Пью через специальную трубочку и медленно умираю. Мне дали ваш адрес, прошу Вас, помогите мне. Да, вот еще что, я не сказала вам самого главного. По приезде из Болгарии, через частного детектива, мы нашли бывшую хозяйку нашего дома. Хотите верьте, хотите нет, но она была совершенно здорова. Вид у нее был абсолютно счастливый, как когда-то у меня».

Еще в старинных книгах были описаны подобные случаи, когда с помощью магии умирающий дарил или продавал свою погибель. При этом самое важное состояло в том, чтобы вырученные от продажи деньги не оставлялись, а раздавались или уничтожались. Подобно этому также оставляют что-нибудь ценное на кладбище или на перекрестке дорог. Но иногда оставляют или подбрасывают и в других местах.

Рассказывает таксист Олег Николаевич Пропеков: «Я работал в ночь, подвозил клиентку. После нее я обнаружил кошелек, в котором лежало три тысячи долларов и кольцо с бриллиантами. Еще не зная, что в кошельке, я попытался ей его вернуть, крикнув: "Женщина, вы оставили кошелек". Но она отказалась и быстро пошла прочь. Я удивился, так как был уверен, что до того, как я ее подсадил, кошелька в салоне не было. Я обрадовался содержимому кобелька, но уже на второй день случилась жуткая авария. Теперь я инвалид».

Из рассказа Естроповой Елены Станиславовны: «Вы, наверное, знаете, что среди попрошаек есть и профессионалы, то есть это их постоянный бизнес. Так вот, моя свекровь этим занималась и за счет этого содержала себя и помогала нам. Однажды она пришла очень радостная, говорит, смотри, что мне дала одна женщина и показывает шикарные бриллиантовые серьги и перстень. Я спросила свекровь:

— Чего ради она тебе их отдала?

— Не знаю, может, ненормальная, все что-то бормотала, когда отдавала мне это золото.

Вы не поверите, Наталья Ивановна, но, глядя на эти бриллианты, у меня волосы по всему телу дыбом встали. Я ведь раньше работала в ювелирном и знаю, что на полмиллиона такая милостыня тянет, никак не меньше. А через день случилось непоправимое: погибли дочь, зять, муж. Свекровь скончалась через неделю после похорон от инфаркта. Она очень любила своего сына, из-за него и побиралась, хотя была гордая по характеру. На все плевала, только чтобы принести в дом деньги. А еще дней через десять после того, как свекровь умерла, стали и у меня руки и ноги отниматься. Я пошла к одной бабуле, она тоже лечит людей, и она мне сказала: "Через даренку все по одному приберетесь".

Она посоветовала мне избавиться пока не поздно от этой погибели. Нашептала она на ту милостыньку, и я ее на кладбище отвезла. И на другой же день мне легче стало. Наталья Ивановна. Пишу Вам об этом, может, кому моя история ума прибавит. Книги Ваши очень люблю и ищу их всюду».

Из рассказа Катерины Супчак: «Полгода назад я вышла замуж. Свекровь была против нашего брака, вернее, против меня. Не знаю, чем я ей не угодила, но она даже на нашей свадьбе не была. И вот через месяц после нашей свадьбы она встретила меня на улице, как будто специально поджидала, и говорит:

— Я вам ничего не подарила на свадьбу, вот тебе цепочка золотая и сережки с изумрудами. Пусть тебе будет хороший подарок от плохой свекрови.

Я не столько подарку обрадовалась, сколько тому, что это может привести к примирению. Стала я ее звать к нам, но она сказала, что занята и придет на днях, но так и не пришла.

Буквально на другой день у меня на работе начались припадки и пошла кровь носом. С этого дня не было ни единой минутки, чтобы я не испытывала боль в какой-нибудь части тела. Врачи, наверное, считают меня ненормальной, да их и можно понять, если сегодня я жалуюсь на одно, а к вечеру на другое. Муж мой пока меня не бросил, но думаю, что и ему это скоро надоест. Ведь я с ним не могу спать. Я ходила к знахарке, она велела избавиться от подарка. Говорит, что вся причина моей хвори в этом подарке. Но я боюсь, что муж обидится или свекровь узнает и рассердится и тогда мы уж точно никогда не примиримся. Иногда мне кажется, что я живу последний день, так мне плохо и тяжело, а ведь мне всего 19 лет. Что мне делать?»

Во-первых, нужно быть крайне осторожной. Вас должно насторожить, если вы видите какую-нибудь дорогую вещь, лежащую на улице или в другом месте. Согласитесь, ведь сами вы не положите драгоценность в карман или в место, из которого она может запросто выпасть на перекрестке или в другом месте. Не сомневаюсь, что спрячете надежно, чтобы не потерять. Так почему нужно думать, что тот, кто потерял дорогую вещь, был столь легкомыслен. Не советую брать за явный бесценок солидную вещь.

Если же вдруг подобное случилось, избавьтесь, не задумываясь, иначе может быть поздно. Помните, самое ценное — это жизнь и здоровье.

Читать дальше